История монумента свободы Эстонии 1919-1937

Любимое приложение к Postimees, кодовое название — Monument, порадовало заметкой про Монумент свободы. Ну, это… про то, как его строили, строили, строили и так и не построили. Я с заметкой тщательно ознакомился и нашел невозможным не изложить вольный перевод. То есть, материал фактически – эксклюзив.

Одним из первых инициаторов Монумента свободе был – Адамс Адамсон Адамсонович, который сразу после окончания «освободительной войны», в 1919-1921 годах, соорудил и предложил на рассмотрение свой проект. Адам, это вовсе не тот, что жрал яблоки с запретных деревьев. Адама Адамсона мы знаем и любим за памятник – Русалка.

А монумент значит, немного пирамидальной формы. На конце возвышается Калевипоег, поражающий мечем злого черта. По бокам пирамиды два всадника Лембит и Лаидонер.

Лембит – это, если кто не знает, такой древний герой. Наиболее удачливый организатор и предводитель своих древне-эстонских собратьев, против немецких ополчений в 11 веке. Лаидонер – это, читай эстонский вариант Суворова или Жукова, только в эстонских масштабах и в рамках Освободительной войны.

Лично мне не нравится символическая постановка вопроса, где вся символика завязана на двух исторических фигурах. Как то выходит, что вся слава им. Всю свободу отвоевали они лично, а помогал им Калевипоег. Я лично, думаю, что символика должна быть более общей и пространственной, не завязанной на эпосе или паре исторических фигур. А уже вокруг этой символики, можно вырубать всех остальных, от Лаидонера, до ежика, который советовал Калевипоегу бить крестоносцев ребром.

Однако, возвращаясь к Адамсону, предложение его резко критиковали молодые художники и скульпторы. Не понравилось всем, даже Калевипоегу. Старый волк Адам, стал к тому времени уже не в моде. Ему вменяли в вину службу Российской Империи, и целый ряд работ во славу Российского императорского двора. Однако специалисты утверждают, что Адамсон проектировал свой монумент ещё до 1 мировой. Аж в 1896 году он создал похожую модель – Калевипоэг и старый черта. Кое-кто считает, она могла лечь в основание Монумента свободы. Как бы там не было, деятели культуры облили Адамсона обильным слоем дермища. Его монументу было суждено умереть.

Первый открытый конкурс провели только в 1931 году. Из пяти работ жюри признало лучшей работу архитекторов Ельмора Лохки и Эдгара Куусика «Pro Patria». Однако лучшая по меркам жюри, работа заняла только 2 место. Не парадокс?

Жюри, куда входили вся элита, от самого Лаидонера, до архитектора Еугена Хаберманна признали «Pro Patria» — мега работой. По задумке на Ингерманландский бастион (это около Кик ин де Кёк) надо было немедленно поставить комплекс из ворот славы, кучи арок, украшенных колон и каких-то столбиков, чего-то ещё. Одним словом авторы уверяли, что будет очень здорого. И похоже комиссия поверила! Рядом нужно было немедленно воздвигнуть музей Освободительной войны. Тем не менее жюри в ходе обсуждений эту работу не приняло. Как не приняло никакую другую работу. Поэтому первое место не досталось никому.

В 1932 году на первый план выдвинулось два проекта, вызвавшего ожесточенные споры между их сподвижниками. Авторами одного из них, как и в старые добрые времена, выступили Лохк и Куусик, однако их новая работа не имела ничего общего с «Pro Patria». По новой задумке, по центру площади свободы нужно было немедленно вытесать остроконечный обелиск 35 метров в высоту. Вокруг него, на небольшом цоколе предполагалось поставить 4 женских фигуры.

С этим проектом конкурировал молодой архитектор Карл Лююс. Его монумент свободы был не просто монумент, а вдобавок дипломной работой для техникума, где он только что отучился. Для того, чтобы забороть Лохка и Куусика, Лююс использовал секретное оружие. Свой монумент, он задумал не 35 метров, а 65! Согласно его плану, на Ингерманландском бастионе, нужно было немедленно соорудить гигантообразный столбец, основанием которого были бы 11 блоков поставленных в круг. Блоки бы символизировали 11 уездов Эстонии. На каждом блоке герб уезда + имена изображения древних героев, список деятелей культуры и даже бюсты!

На основании же предполагалось нарисовать герб Эстонии, манифест независимости и изображения хода Освободительной войны. На острие столба стояла бы фигура из трех человек. В руках у них был бы венок победы. Монумент, предполагалось бы освещать ночью, а рядом построить все тот же музей Освободительной войны. Сторонникам этого варианта монумента особенно импонировало секретное оружие Лююса – вместо 35 метров 65! Мега столб должен был быть виден с моря, с Ласнамяе, с Кадриорга и даже из Нью-Йорка.

Однако нашлись и противники такого столба. Архитектор Йохан Острат крайне резко раскритиковал проект Лююса. Прежде всего, раскритиковал он задумку ставить столб на горку Харью (Ингерманландский бастион). Для этого пришлось бы основательно укрепить почву, то есть перерыть всю горку и вбухать кучу денег. Хотя и на этой горке мега столб не переплюнул бы в высоту церковь Олевисте. Что не удивительно, не переплюнула Олевисте, пока что ни одна из новомодных таллиннских высоток. Йохан Острат разразился целой чередой критических эпитетов, общей смысл которых заключался в следующей мысли: Зачем строить большое, когда можно построить небольшое. То есть… Острат обвинил Лююса в стремлении к размерам, что, по его мнению – прямая дорога к безвкусию. Ведь каждый знает, дело не в размере, дело в том, как пользуешься.

В противовес Лююсику, хвалил Острат работу наших старых друзей – Лохка и Кусика, сравнивая её с работой монументом свободы латышей. Латышский вариант зарулил однозначно все и понравился всем. Острат считал, что правильный монумент свободы сможет построить только современный художник, пользуясь современным языком искусства. Острат перевернулся бы в гробу, увидев сегодняшний современный вариант современных творцов модернистов.

Короче говоря, пока наша элита спорила, ловкие финны поставили у себя импозантный дом парламента, в качестве памятника свободе. Латыши не церемонясь забомбили колоннаду с бабой на конце. Баба на конце, держит золотую звезду. Саму колоннаду окружает стая бородатых мужиков с вилами и лопатами. Одним словом, связь со стариной на лицо + свобода на конце колоннады.

В 1933 году, комиссия решила выбрать проект Лохка и Кусика. Однако уже в 1934 все переменилось. К власти пришел авторитарный Пятс, запретив все партии кроме своей. Соответственно, памятник свободе, он тоже хотел поставить свой. Поэтому в 1937 году был организован новый конкурс талантов. Конкурс выиграл амбициозный проект Алара Котли и Эрнста Кеса.

Проект этих двух забарывает даже самые смелые мечты Сависаара. Согласно нему, площадь свободы нужно было немедленно очистить от всего ненужного. То есть он Яновой церкви. За место неё, немедленно забомбить дом правительства. А поскольку свободного места будет много, перед домом поставить новую мега колоннаду. На верхушке колоннады коня, а на коня всадника. В частности Котли и Кеса использовали свой секретный комбо, выгодно отличающий их проект от других. В кармане у всадника располагался бы ёжик. (шутка). Пятс поставил точку на любых пересмотрах и монументу назначили срок: 25 годовщину республики, то есть 1943 год.

Планам Пятса не суждено было сбыться. Президента республики отправили в Сибирь, а его президентские бусы отправили в Москву. Новое руководство, а конкретно Йоханнес Варес-Барбарус собранные на монумент деньги (569 000 крон) направил на постройку более полезных вещей, чем непонятного назначения столбцы. К примеру, на постройку Народного культурного дома всех трудящихся, чтобы таким образом отметить присоединение к СССР. Здание до сих пор стоит на улице Сакала. Сегодня там сидит Министерство обороны, которое в настоящее время… в который раз пытается поставить новый монумент свободе.

Лично я считаю, что стоило бы опробовать новый конкурс. Мега столб — выигрышный вариант, куда не поставь.

Конкурсная работа Антона Соанса 1937 г
Конкурсная работа Алара Котли 1931
Эдгар Куусик «Võidukaar» 1927

Написано на основе статьи Ало Лыхмуса: История монумента свободы.


  • Мега-перевод, спасибо ;-)

    Глаз зацепился за «жури» и «коллонаду»…

    • я в ворде ошибки проверяю, «жури» ворд не подчеркнул, хотя смутно думал, что то не так.
      а коллонада, ворд не знает как правильно, а вместе с ним и я :(

      • Кстати, о языке. Прошел по ссылкам вглубь истории на годик (было до того как я тебя зафрендил). Ощущение что пишет другой человек — настолько грамотнее. Ворд или все же прокачал скиллы?

        • Сложно сказать :-/
          Я очень быстро печатаю, примерно 280 знаков в минуту. Через это на скоростях куча описок, в зависимости от того насколько устали пальцы. А вместе с описками, ошибки. При чем ошибки почему-то бывали на столько глупые, что кошмар. При простом вдумчивом перечитывании исправлял все сам на 90%
          Токо ж я никогда не перечитывал, это же время.

          А когда уже люди стали часто очень указывать на ошибки, стал печатать в Ворде. Ошибки находятся автоматически, и перед тем как исправить, стараюсь всегда смотреть, как у меня, и как надо правильно. Через это уже сейчас в ворде за вот такого размера текст, как у в после, ну примерно было ошибки 4. Не считая «колоннаду». Так что я думаю, путем постоянных одергиваний самого себя, все же стал писать лучше.

      • Не занудствуя, просто отвечаю на вопрос :) : колоННада (от слова «колонна») и жЮри (исключение, как и «парашЮт», например).

        Рассказ очень интересный! Спасибо. Я про памятники не очень люблю читать, однако втянулась. ) Вот бы еще про легенды и мифы… ;))